Суббота, 22.07.2017, 01:47
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » О Молдове

История Молдовы: Ранний железный век

история молдовыВ начале раннего железного века и в процессе перехода к нему, Сабатиновская культура сменяется белоозерской. На протяжении четырех веков (XII-IX вв. до н.э.) происходит существенная перестройка хозяйственной структуры и образа жизни населения нижнеднестровского региона. Очередной рецедив, связанный с аридизацией климата, способствовал переходу к скотоводческо-кочевому ведению хозяйства. Вновь появляются погребения в курганах, меньше становится поселений. Два из них были раскопаны у сел Оланешты и Чобручи, еще одно открыть у с. Поповка. Определяющим типом жилищ на них были полуземлянки, а среди керамики – лощеные сосуды баночной формы с каннелюрами, корчаги, конические миски.

Загадочной и малоизученной культурой Поднестровья этой эпохи является т. н. «киммерийская» (специалисты сегодня предпочитают атрибутировать эти памятники к культурам Черногоровская и Новочеркасская; сущность памятников Новочеркасского типа дискутируется и ряд исследователей отказывают им в статусе отдельной культуры). По мнению большинства исследователей, она датируется концом IX – первой половиной VII вв. до н.э.

Редкие захоронения киммерийцев встречаются в курганах с шатровой надмогильной конструкцией, часто с каменной обкладкой. Погребальные камеры отличаются большими размерами и разнообразными деревянными перекрытиями, с опорой на четыре столба. В могилах находят парадную посуду, причем чаще импортную, чем собственного изготовления. Это большие лощеные корчаги фракийского производства, деревянные сосуды, украшенные бронзовыми и золотыми пластинками. В воинских захоронениях встречаются железные мечи и кинжалы, наборы конского снаряжения (псалии, удила, кольца, застежки), золотые височные кольца, бронзовые и костяные наконечники стрел. Не исключено, что с киммерийцами связаны находки бронзовых клепанных котлов у сел Оланешты и Раскаецы.

Необычайно богатыми были захоронения скифской культуры, следующей по времени (согласно сведениям Геродота, именно скифы изгнали из Северного Причерноморья киммерийцев). К сожалению, подавляющее их число было ограблено в древности или в XIX веке, когда это явление приобрело повсеместный характер. На правобережье Нижнего Днестра известно около десятка скифских кочевнических погребений, датируемых IV в. до н.э. Есть основания говорить о скифских древностях более раннего времени – VI-V вв. до н.э. Мировую известность приобрели находки из царских курганов Нижнего Поднепровья. К ним относятся предметы повседневного быта (бронзовые котлы, глиняная посуда), украшения (золотые браслеты, кольца, ожерелья, подвески, головные уборы), оружие (мечи-акинаки, секиры, копья, стрелы, ножны, доспехи), конское снаряжение и многочисленные произведения искусства со знаменитым звериным стилем, сочетающимся с древнегреческими мотивами. На Нижнем Днестре, как в обычных могильных ямах, так и в катакомбах скифские находки более скромные. В погребениях 5 и 6 кургана 1 у с. Пуркары обнаружена чернолаковая керамика – чаша и канфар, а в погребении 4 из кургана 3 – фрагмент железного ножа с костяной рукояткой, в одном из курганов у с. Оланешты – бронзовое зеркало и наконечники трехлопастных стрел, в погребении 7 из кургана 2 у с. Новые Раскаецы – литая бляха в виде свернувшегося хищника. Интересно и бронзовое навершие, найденное в с. Раскаецы, представляющее собой стилизованное изображение головы грифона на конической втулке.

На Левобережье феноменальным по научному значению является скифский могильник у села Глинное, расположенного в непосредственной близи от заповедника «Нижний Днестр». Он, являясь частью такого выдающегося памятника археологии, как Тираспольские курганы (это совокупность курганных и грунтовых могильников, которая практически сливается в один сплошной массив, и тянется от Тирасполя до Днестровского лимана; аналогов она, в принципе, не имеет. Чрезвычайно важно также, что формировалось это все на протяжении нескольких тысячелетий – от конца энеолита до присоединения Бессарабии к России),  представляет собой единственный на сегодняшний день памятник, где фиксируются следы существования скифов и в III веке до н. э. Тогда как на остальной части Северного Причерноморья мы имеем дело с тотальным отсутствием памятников этого времени вообще (а не только скифских), что привело к возникновению в литературе обширной и бурной дискуссии по проблем т. н. «кризиса III века».

Особого упоминания заслуживает в данном контексте и тревожная информация, поступающая из Правобережья, из с. Талмазы, в окрестностях которого самовольно раскапывается могильник сарматоидного типа III в. до н.э. Значение этот памятник имеет чрезвычайное – поскольку сарматские памятники III в. до н.э. в Северном Причерноморье практически неизвестны (!). Это, как уже было указано выше, составляет одну из ключевых загадок т. н. «проблемы 3 века». Парадокс заключается в том, что сарматы, сыгравшие, видимо, решающую роль в гибели т. н. Великой Скифии, упоминаются письменными источниками, но не улавливаются археологически

Возвращаясь к Левобережью, отметим, что интерес представляет и значительная курганная группа у села Троицкое (в 3 км к северо-востоку от села), в которой располагался еще на середину 50-х годов прошлого века очень крупный, «царский» курган, имеющий даже собственное имя – Вознесенский (Фабрициус 1951: 14). Наконец, для Левобережья следует отметить и многослойное поселение раннего железного века у с. Чобручи. Он исследовался в последние десять лет, и результаты вызвали очень большой интерес специалистов. На нем присутствуют следы обитания начиная с 7 в. до н. э. и вплоть до 3 в. н. – то есть, около тысячи лет. В условиях высокой катастрофичности в развитии региона наличие такого памятника – явление весьма примечательное (следует только указать, что речь не идет о непрерывном обитании здесь одной и той же этнической группы). Правда, к сожалению, материалы Чобручей в научный оборот практически не введены.

Отдельного упоминания для этой эпохи заслуживают также раннегетские древности VI в. до н.э., обнаруженные школьным учителем у с. Оланешты. Это важно, поскольку в целом зона обитания гетов располагалась гораздо севернее, и, согласно имеющимся реконструкциям палеоландшафта той эпохи, соответствовала зоне лесостепи.

Находки гетских древностей у с. Оланешты связаны с погребениями, выполненными по обряду кремации. Вместе с погребальными урнами, для которых использованы крупные горшки с ручками-упорами, найдены бронзовые браслеты, железные меч-акинак и наконечник копья. Возможно, это свидетельство эпизодического проникновения гетского воинского авангарда в зону степей.

Наконец, со временем существования древнегреческих городов-государств Северного Причерноморья – Тиры, Никония, Ольвии и др. – связаны остатки античных сельских поселений. Они особенно распространены по берегам днестровского лимана и в меньшем числе известны выше по течению, в низовьях Днестра. В границах Национального парка выявлено всего 3 таких поселения. Первоначально их интерпретировали как гетские IV-III вв. до н.э. Сейчас более аргументирована версия об их смешанном культурном греко-варварском контексте. К сожалению, раскопок на поселениях Копанка, Тудорово и Паланка произведено не было. Случайные находки из этих мест допускают предположение о существовании здесь торговых факторий. Так, при сооружении пристани в Оланештах, строители наткнулись на груду битой керамической тары – древнегреческих амфор.

Ко второй половине IV в. до н.э. относят уникальный клад, открытый осенью 1958 г. жителем с. Оланешты В.Н. Корчмарь. Присутствие в составе клада доспехов и вещей из храма Артемиды Эфесской, обычно связывают с неудачным походом Зопириона, полководца Александра Македонского. В 331 г. до н.э. его армия вторглась в Северное Причерноморье и осадила Ольвию. Не добившись успеха, он был вынужден отступить, перейдя Днестр через оланештский брод, где был атакован и убит преследовавшими его скифами. Среди закопанных ценностей, обращают на себя внимание три бронзовых фригийско-аттических шлема с высоким клювовидным верхом, у одного из которых на лобной части с замечательной тонкостью изображена косматая голова Пана. Вызывает восхищение и находка бронзового шестилампового светильника с фигурками птиц.

Что касается Левобережья, то важное значение имеет находка возле с. Троицкое в 1914 году мраморного столба с греческой надписью, который в настоящее время хранится в Одесском Археологическом Музее (Фабрициус 1951: 14). Также, возле села Коротна (по Гошкевичу: вблизи мельницы, на выезде из Коротны в Чобручи, невдалеке от берега Турунчука), в 1846 году была обнаружена мраморная плита с римским императорским дектрето от 201 года н.э., в котором гражданам Тиры подтверждается право на беспошлинную торговлю (Фабрициус 1951: 12). Эти находки, а также ряд других находок и свидетельств, привели исследователей к мысли, что именно здесь, либо возле Чобручей, либо возле Коротны, размещалась античная Офиусса – крупный торговый центр, основанный гражданами Тиры.

Хронологически следующей культурой, представленной в границах Национального парка всего лишь одним памятником, является поянешть-лукашевская. Она сформировалась во II-I вв. до н.э. с проникновением с севера на слабозаселенные территории Карпато-Днестровского региона воинственных племен неясного происхождения (видимо, родственных германцам и кельтам), упомянутых у древнеримского историка Страбона под именем бастарнов. Будучи земледельцами, они вели оседлый образ жизни, но при этом были склонны к дальним миграциям (как правило, имевшим характер военных экспедиций; в частности, античные авторы уделили заметное внимания некоему Клондику, который более 20 лет терроризировал все Балканы).

На поселении бастарнов у с. Пуркары можно обнаружить многочисленные куски глиняной обмазки с отпечатками прутьев от наземных жилищ и полуземлянок, обломки родосских амфор и грубой лепной глиняной посуды, пряслица, зернотерки. Более редкими можно ожидать находки кельтских и германских мечей, фрагментов кольчуг и шлемов фракийского типа.

Очередная волна кочевых народов с востока захлестнула степные пространства, вплоть до границ Римской империи на рубеже эр. Сарматские племена языгов, прошедшие через нашу территорию, оседают на Тисской равнине. Вслед за ними появляются сарматские племена аорсов и роксолан, задержавшихся у нас почти до середины III в. н.э. В конце их пребывания появляется новая группа родственных племен – аланов. Будучи кочевниками, они нуждались в продуктах земледелия, что стимулировало активные контакты с населением соседних территорий, также как и торговлю с римскими причерноморскими центрами. Их культура эффектно представлена материалами многочисленных захоронений, как из курганных, так и грунтовых могильников. Один из первых таких могильников был обследован у с. Копанка в 1938 г. Н. Морошаном. Но наибольшую известность приобрело богатое погребение аланского вождя в кургане 4 у с. Оланешты, открытое в 1960 г. А.И. Мелюковой. Погребение совершено в катакомбе с высоким полусферическим сводом, вход которой прикрывался рядом брусьев. Скелет взрослого мужчины на спине в «позе всадника» сопровождался уздечным набором, сбруйными бусами, инкрустированными серебряной сеткой, длинным и короткими мечами, наконечником копья, топором и тремя ножами. Уникальна и находка краснолакового фигурного сосуда в виде барана, животного считавшегося в иранской мифологии одним из воплощений бога войны, что свидетельствует о высоком социальном статусе покойного.

Сарматоидный субстрат послужил основой нового культурного объединения, изначально включившего этнически и антропологически разные группы населения. Со II в. н.э. на малозаселенную территорию сарматских кочевий стали переселяться с запада дакийские племена карпов. Вместе с племенами готов, проникающими с севера в III в., они сумели создать земледельческую культуру, получившую по археологическим материалам название черняховской. Её важнейшей чертой стало глубокое проникновение провинциально-римских элементов в варварскую среду. Кроме товаров, из римских городов Причерноморья начинает импортироваться прогрессивная технология, что нашло проявление в использовании железных наральников, ротационных жерновов, новых приемов в кузнечном и гончарном ремесле. Широкое распространение получила серая лощеная керамика, по форме и отделке подражавшая стеклянной и металлической посуде римлян. В качестве импорта стали поступать амфоры, стеклянные кубки и бусы, монеты, которые появляются даже в самых глухих районах Причерноморья. Резко возрастает плотность населения. Неукрепленные поселки черняховцев нередко располагались в нескольких километрах друг от друга. Только в границах Национального парка разведано 23 поселения с остатками наземных глинобитных домов. Особенно много открыто поселений в окрестностях сел Тудорово и Паланка. Единственный грунтовый могильник выявлен у с. Тудорово. Гибель черняховской культуры была предопределена нашествием гуннов в IV в.

С черняховскими древностями мы связываем и Верхний Троянов вал, иногда называемый валом гревтунгов, вытянувшимся от Леово на Пруте до с. Копанка на Днестре почти на 120 км. По данным письменных источников, в частности сообщению Аммиана Мерцеллина, ко времени нападения гуннов в 376 г. он уже существовал. Его предназначение связано с определением границы между двумя родственными, но не всегда дружественными объединениями готов, которые возглавили черняховское сообщество с начала IV в. В лесостепной части нашего региона, по сведениям античных авторов, проживали тевринги, южнее в причерноморских и буджакских степях – гревтунги. Обосновавшись на границе Римской империи, они не могли не попасть под пристальное внимание наместников провинции нижняя Мёзея (территория нынешней Добруджи) и против них наверняка была использована излюбленная римская тактика: порождения и поддержания раздора между варварами. Это объясняет строительство гревтунгами, сотрудничавшими с римлянами, демаркационной линии в виде вала со рвом, отделяющего их от теврингов, находящихся к Риму в оппозиции. Обследование восточного участка вала у с. Копанка показало, что в самом селе он почти снивелирован. За селом, наоборот, он хорошо заметен, часто достигая 4-метровой высоты, при ширине в 12-15 м. К северу от с. Копанка, помимо главного земляного вала, ориентированного с запада на восток, установлены остатки еще двух слабовыраженных укрепленных линий. Одна из них, перпендикулярная главному валу ориентирована на север в направлении с. Кицканы (протяженностью 4 км), другая, ответвляется от него в направлении Днестра (2 км). Изолированный валами участок мог служить опорным пунктом для армии Атанариха, вождя теврингов, ожидавшего переправы гуннов через Днестр в 376 г. Временный характер этих валов объясняет их крайне плохую сохранность.

Категория: О Молдове | Добавил: nefertari (30.12.2011)
Просмотров: 1030 | Теги: молдова, Ранний железный век, история Молдовы | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]